събота, 21 август 2010 г.

Сюжет: Физическо пускане на енергоблок в иранската АЕЦ Бушер на 21 августа 2010 год.


Старта по пълнене на Иранската атомна централа

ПО http://bg.time.mk/cluster/
Започна пълненето на иранската АЕЦ "Бушер"
Започна зареждането с ядрено гориво на първата иранска атомна електроцентрала АЕЦ "Бушер", предадоха световните агенции.
Централата е построена от руската агенция за атомна енергия "Росатом", като дейностите продължиха 36 години.
На тържествената церемония в южния пристанищен град присъстваха директорът на "Росатом" Сергей Кириенко и директорът на иранската Организация за ядрена енергия Али Акбар Салехи.
След като бъде зареден с гориво, ядреният реактор ще бъде пуснат на минимална мощност.
Опитите ще се проведат под наблюдението на МААЕ.
Те ще продължат 15 дни и едва след това централата ще заработи.
След половин година тя ще работи с пълната си мощност.
Енергетичният пуск на АЕЦ Бушер ще продължи до края на 2010 година, уточни шефът на „Росатом" Сергей Кириенко на брифинг в АЕЦ-а.
По думите му всичко върви според установения график.

Кириенко подчерта (на снимката), че АЕЦ Бушер е уникален проект, който няма аналог в света.
От своя страна вицепрезидентът на Иран и ръководител на иранската Организация за атомна етергия Али Акбар Салехи нарече денят исторически за страната.
Кириенко отбеляза също така, че до две-три години Русия ще предаде изцяло управлението на АЕЦ-а на иранската страна.
В началния етап Бушер ще се експлоатира на паритетни начала, доказателство за което стана подписаният днес договор за създаване на съвместно предприятие за управлението на атомната електроцентрала.
То ще работи 50 на 50, каквото е и съотношението на персонала в „Бушер", уточнява Кириенко. С течение на времето обаче руските специалисти ще стават все по-малко за сметка на иранските.
Междувременно Кириенко допълни, че Русия е готова да достави на Иран изотопи за медицински нужди като „допълнително сътрудничество с сферата на мирния атом".
Тази възможност е обсъдена между него и Салехи.
Иран помоли за доставка на молибден-99 и йод-131 и ние вчера потвърдихме, сме готови да я осъществим, посочи още Сергей Кириенко.
Работата по АЕЦ "Бушер" започва през 70-те години на 20 век от германския концерн "Сименс", но прекъсва през 1979 г. Така от двата реактора единият остава завършен на 50%, а другият - на 85%.
През 1995 г. е сключено споразумение с Русия за оказване на индустриална помощ при изграждането на електроцентралата. През 1997 г. строежът е продължен от руската компания "Атомстройекспорт".
"Атомстройекспорт" на няколко пъти отлага датата на завършване на строежа на АЕЦ "Бушер", оправдавайки се с технически затруднения.
През миналата година ирански и руски ядрени учени извършиха пробно пускане на атомната електроцентрала, а през март Владимир Путин заяви, че електроцентралата ще бъде пусната в действие през лятото на тази година.

РФ за два-три года передаст Ирану управление АЭС "Бушер" – Кириенко
МОСКВА, 21 авг - РИА Новости. Россия за два-три года почти полностью передаст управление АЭС "Бушер" иранской стороне, а в начальный период станция будет эксплуатироваться на паритетной основе, сообщил глава Росатома Сергей Кириенко на пресс-конференции в субботу.
"Сегодня мы подписали важное заявление о создании СП по эксплуатации АЭС "Бушер". В начале своей работы это будет 50 на 50, и такое же соотношение персонала на первом этапе. Но постепенно будет уменьшаться доля российского персонала и уменьшаться наша доля в уставном капитале. За два-три года должна состояться почти полная передача АЭС в управление иранскому персоналу", - сказал Кириенко.
АЭС "Бушер" ещё в 1974 году начал строить германский концерн Kraftwerk Union A.G. Однако в 1980 году он разорвал контракт из-за присоединения правительства ФРГ к американскому эмбарго на поставки оборудования в Иран, где в 1979 году произошла исламская революция.
Иран и Россия подписали в 1992 году соглашения о сотрудничестве в области мирного атома и сооружении АЭС. Затем в 1995 году был заключён контракт на завершение строительства первого энергоблока "Бушера", а три года спустя партнёры подписали дополнение к нему, согласно которому компания "Атомстройэкспорт", входящая в госкорпорацию "Росатом", должна была завершить "под ключ" возведение первого блока мощностью 1 ГВт первой иранской АЭС. Таким образом, фактически отсчёт сооружения станции начался с 1998 года.
Политический аспект запуска первой иранской АЭС остаётся в центре внимания ряда западных политиков. Они высказывают опасения, что АЭС в Бушере Иран может использовать для получения собственного ядерного оружия. Однако российский МИД РФ заявил в пятницу, что такая возможность полностью исключается. Как отмечают российские дипломаты, проект АЭС "Бушер" показывает, что Иран мог бы выиграть от сотрудничества с международным сообществом, если подтвердит мирный характер своей ядерной программы.


Местоположение на Иранската централа
В субботу 21 августа начался процесс физического пуска энергоблока иранской АЭС в Бушере. Подробнее об этом :

Начался процесс физического пуска энергоблока иранской АЭС в Бушере/09:10 21/08/2010
БУШЕР (Иран), 21 авг - РИА Новости. Начался процесс физического пуска энергоблока первой иранской атомной станции в городе Бушер на побережье Персидского залива.
"Сегодня мы приступаем к этапу физического пуска атомной станции в Бушере", - заявил, открывая соответствующую церемонию, глава "Росатома" Сергей Кириенко.
Это особенный день и для российских, и для иранских специалистов, сказал он.
Глава "Росатома" также сообщил, что энергетический пуск иранской АЭС "Бушер" должен состояться до конца 2010 года.
"Проект атомной станции "Бушер" - уникальный проект, аналогов которому нет в мире. Сооружение этой станции началось в 1974 году... Уникальность этого проекта заключается в том, что специалистам удалось создать станцию на старых фундаментах с использованием оборудования, которое закладывалось немецкой компанией более 30 лет назад. С учётом этих 36 лет ожидания физический пуск АЭС в Бушере для иранского народа символичен", - отметил глава "Росатома".
В свою очередь, вице-президент Ирана, руководитель иранской Организации по атомной энергии Али Акбар Салехи назвал сегодняшний день запоминающимся и историческим. Он выразил благодарность России и российскому народу за содействие, оказанное Ирану в сооружении атомной станции и овладении передовыми технологиями. "Мы благодарны России за это", - заявил руководитель иранского атомного ведомства.
Атомная электростанция (АЭС) – комплекс сооружений, предназначенных для выработки электрической энергии путем использования энергии, выделяемой при контролируемой ядерной реакции
АЭС "Бушер" ещё в 1974 году начал строить германский концерн Kraftwerk Union A.G. Однако в 1980 году он разорвал контракт из-за присоединения правительства ФРГ к американскому эмбарго на поставки оборудования в Иран, где в 1979 году произошла исламская революция.
"Тепловыделяющие сборки (ТВС) из хранилища топлива перемещены в реакторное отделение и будут загружены в хранилище свежего топлива в реакторном отделении для проведения контроля. После чего ТВС поместят в бассейн выдержки и оттуда в корпус реактора", - сообщил журналистам замдиректора по ядерной и радиационной безопасности ЗАО "Атэк" Алексей Соловьев.
Иран и Россия подписали в 1992 году соглашения о сотрудничестве в области мирного атома и сооружении АЭС. Затем в 1995 году был заключён контракт на завершение строительства первого энергоблока "Бушера", а три года спустя партнёры подписали дополнение к нему, согласно которому компания "Атомстройэкспорт", входящая в госкорпорацию "Росатом", должна была завершить "под ключ" возведение первого блока мощностью 1 ГВт первой иранской АЭС. Таким образом, фактически отсчёт сооружения станции начался с 1998 года.
Политический аспект запуска первой иранской АЭС остаётся в центре внимания ряда западных политиков. Они высказывают опасения, что АЭС в Бушере Иран может использовать для получения собственного ядерного оружия. Однако российский МИД РФ заявил в пятницу, что такая возможность полностью исключается. Как отмечают российские дипломаты, проект АЭС "Бушер" показывает, что Иран мог бы выиграть от сотрудничества с международным сообществом, если подтвердит мирный характер своей ядерной программы.
РФ может поставить Ирану партию изотопов для медцелей, заявил Кириенко


БУШЕР (Иран), 21 авг - РИА Новости. Россия готова поставить Ирану партию изотопов для медицинских целей, сообщил глава Росатома Сергей Кириенко на пресс-конференции в субботу.
"Мы вчера с господином Салехи (вице-президент Ирана, руководитель иранской Организации по атомной энергии Али Акбар Салехи) обсуждали такие возможности (дополнительное сотрудничество в сфере мирного атома). Примером такого сотрудничества может явиться поставка радиоактивных изотопов для медицинских целей. Иран запросил у нас поставки молибдена-99 и йода-131. И мы вчера подтвердили, что готовы осуществить данные поставки", - сказал Кириенко.


Устройство на атомна централа
БЛИЗКАТА ИСТОРИЯ:

http://www.rian.ru/trend/Iran_military_aspect_16112009/ - линк за световните коментари

Дават на Израел 8 дни да нападнат Иран/ от 17.о8.т.г.
Бившият посланик на САЩ в ООН Джон Болтън заяви, че Израел има 8 дни да извърши военно нападение срещу АЕЦ „Бушер", за да спре Техеран, който по този начин се сдобива с функциониращ ядрен реактор.
Междувременно Иран предупреди, че евентуална атака срещу АЕЦ „Бушер", ще бъде равносилна на международно престъпление.
Атакуването на международно съоръжение е международно престъпление и последствията няма да са ограничени само за страната домакин, а ще имат глобален отзвук, каза иранският ядрен шеф Али Акбар Салехи, цитиран от АФП.
Първата атомна електрическа централа на Иран предстои да бъде открита на 21 август край южния град Бушер.
Иранският външен министър не взима насериозно възможността Израел да нападне страната му. По думите му тези заплахи са станали постоянни и са изгубили своето значение.
Работата по АЕЦ "Бушер" започва през 70-те години на 20 век от германския концерн "Сименс", но прекъсва през 1979 г. Така от двата реактора единият остава завършен на 50%, а другият - на 85%.
През 1995 г. е сключено споразумение с Русия за оказване на индустриална помощ при изграждането на електроцентралата. През 1997 г. строежът е продължен от руската компания "Атомстройекспорт".
"Атомстройекспорт" на няколко пъти отлага датата на завършване на строежа на АЕЦ "Бушер", оправдавайки се с технически затруднения.
През миналата година ирански и руски ядрени учени извършиха пробно пускане на атомната електроцентрала, а през март Владимир Путин заяви, че електроцентралата ще бъде пусната в действие през лятото на тази година.
Припомняме, Русия е водещ партньор на Иран за технологии и гориво за ядрената енергетика, но отношенията между двете страни охладняха, след като Русия подкрепи санкциите на ООН.
Руската федерация вече започна и доставянето на атомно гориво за първата иранска АЕЦ.

САЩ: Иран няма защо да обогатява уран/ от 14.08.т.г.
Пускането в експлоатация с руска помощ на първата в Иран атомна електроцентрала показва, че Техеран няма нужда да разполага с капацитет за обогатяване на уран и отново поставя на дневен ред въпроса за искреността на иранците.
Това съобщи говорителят на Белия дом Робърт Гибс, цитиран от АФП.
В коментар за предстоящото стартиране на АЕЦ "Бушехр" Гибс заяви, че Русия ще предоставя ядрено гориво за централата и ще приема отработеното, което показва, че няма причина Техеран да притежава капацитет за обогатяване на уран.
Вчера руската компания за атомна енергия "Росатом" съобщи, че физическия пуск на АЕЦ "Бушехр" е планиран за 21 август.
През миналата година ирански и руски ядрени учени извършиха пробно пускане на атомната електроцентрала в южния ирански град Бушехр.
Изграждането на АЕЦ в Бушехр беше започнато през 70-те години на миналия век от германската корпорация Siemens, а през 1997 г. строежът беше продължен от руската компания "Атомстройекспорт".
Атомстройекспорт на няколко пъти отлага датата на завършване на строежа на АЕЦ Бушер, оправдавайки се с технически затруднения.
През месец март Владимир Путин заяви, че електроцентралата ще бъде пусната в действие през лятото на тази година.
Припомняме, Русия е водещ партньор на Иран за технологии и гориво за ядрената енергетика, но отношенията между двете страни охладняха, след като Русия подкрепи санкциите на ООН.
Вчера (13.08.2010)Руската федерация започва доставянето на атомно гориво за първата иранска АЕЦ.

Русия доставя атомно гориво за ирански АЕЦ/13.08.т.г.
Руската федерация започва доставянето на атомно гориво за първата иранска атомна електроцентрала Бушер на 21 август.
Toва съобщи говорител на руската Атомстройекспорт, която изгради съоръжението.
Въпреки че реакторът няма да започне работа веднага, доставката на гориво е първият ключов момент от неговото пускане в експлоатация, съобщава Ройтерс.
Атомстройекспорт на няколко пъти отлага датата на завършване на строежа на АЕЦ Бушер, оправдавайки се с технически затруднения.
През месец март Владимир Путин заяви, че електроцентралата ще бъде пусната в действие през лятото на тази година.
Припомняме, Русия е водещ партньор на Иран за технологии и гориво за ядрената енергетика, но отношенията между двете страни охладняха, след като Русия подкрепи санкциите на ООН.
Руските власти обаче заявиха категорично, че ще продължат икономическото сътрудничество с Техеран.
Иранците все още са скептични относно заработването на АЕЦ Бушер, чието изграждане е започнало преди 35 години.

Иран пусна пробно АЕЦ "Бушехр"/ 25.02.2009 (повече от година им трябва на руснаците да се “ослушват” по темата?!
Ирански и руски ядрени учени извършиха пробно пускане на атомната електроцентрала в южния ирански град Бушехр, построена с помощта на Русия, като част от подготовката за въвеждането й в действие, предаде АП.
На тестването присъства генералният директор на Росатом Сергей Кириенко, който наблюдава процеса на впръскване на виртуално гориво.
Процесът е започнал преди 10 дни, като вместо ядрено гориво се използва олово, посочи представителят на централата Мохсен Ширази.
Очаква се реакторът да бъде въведен в действие тази година.

АЕЦ в Китай
КОНЦЕПЦИЯТА НА “АТОМСТРОЙЕКСПОРТ”: Атомстройэкспорт: "Мы не имеем права терять рынок до появления СП с Siemens" - http://www.atomstroyexport.ru/about/rus/1

INTERFAX. 10.06.2009 12:00 MSK
Президент российского ЗАО "Атомстройэкспорт" Дан Беленький в интервью "Интерфаксу" рассказал о текущих проектах и перспективных планах компании.

- "Атомстройэкспорт" в конце 2008 года завершил размещение допэмиссии акций. Планировалось, что в ней будут участвовать оба акционера: "Росатом" и "Газпромбанк", однако последний свою долю выкупать не стал. Средства от размещения должны были решить финансовые трудности компании. Эта задача выполнена?
- По допэмиссии ситуация следующая. У нас действительно есть определенные проблемы, связанные с тем, что некоторые контракты, которые мы сейчас дорабатываем, заключались очень давно, и мотивация тогда была не совсем коммерческая. При этом мы обязаны выполнять наши международные обязательства, и мы это делаем. А для того чтобы у нас была такая возможность, и была объявлена допэмиссия.
"Росатом" выкупил свою часть, а "Газпромбанк" свою часть выкупить не смог, в силу того, что наступил кризис, и у него не было финансовых возможностей. Соответственно, мы не получили всего объема средств, на который рассчитывали. Сейчас обсуждается вопрос, как эту ситуацию довести до логического конца. Я полагаю, что это будет сделано за счет размещения нового дополнительного выпуска акций нашей компании в 2009 году.

- Когда рассчитываете получить решения по новой допэмиссии?
- Текущая деятельность компании обеспечивается полностью и явных проблем с финансированием компания сегодня не имеет.
Однако понятно и то, что нам в любом случае нужна запланированные ранее инвестиции и поддержка. Мы со своей стороны подготовительную работу не останавливаем, и встречаем понимание на всех уровнях. О сроках говорить пока рано, но корпоративные решения по допэмиссии мы уже готовим.

- Облигации еще планируете выпускать?
- Пока не видим необходимости
в этом. Мы погасили дебютный заем, опыт получился хороший. Тогда это нам очень помогло и дало возможность реструктуризировать обязательства компании перед банками на более длительный срок с одной стороны, а с другой стороны, как показали дальнейшие события, мы существенно снизили стоимость привлеченных ресурсов как раз в период проблем с ликвидностью в банковской системе в конце 2008 - начале 2009 годов. Сейчас у нас достаточные по объему нашего бизнеса кредитные линии, ставки по которым сопоставимы со ставкой доходности дебютных облигаций.

- Россия и Иордания в мае подписали межправительственное соглашение о сотрудничестве в атомной сфере. "Атомстройэкспорт" уже участвует в атомных тендерах, объявленных Иорданией. Можете рассказать подробнее об этих проектах?
- Там идут два тендера, один - по выбору площадки для АЭС, второй - по строительству ядерного исследовательского центра. Мы участвуем в обоих. По тендерам есть конкуренция и достаточно серьезная,
но я надеюсь, что у нашей компании есть неплохие перспективы.
Мы также проводим предварительные переговоры с представителями различных ведомств Иордании по проекту сооружения первой в этой стране АЭС.

- Иордания планирует в течение ближайших десятилетий построить как минимум четыре АЭС. Российскую технологию они рассматривают?
- Мы делали в Иордании презентацию наших реакторов ВВЭР. С технической точки зрения их все устраивает. Но говорить об этом проекте пока рано, ведь непонятно еще, какой там будет тендер по структуре, кто будет инвестором и так далее.

- В скором времени ожидается решение по тендеру в Турции. Не так давно министр энергетики РФ Сергей Шматко заявил, что допускает возможность торга по проекту, учитывая его перспективы. За счет чего может быть сделана такая дополнительная скидка? Это как-то связано с возможностью господдержки проекту со стороны РФ?
- Скорее, дело в том, что ситуация в связи с кризисом несколько изменилась. Мы подавали заявку на тендер, когда все цены были наверху, в частности, цены на оборудование и материалы. Процентные ставки по кредитам были другие. Сегодня ситуация иная. Но мы находимся в переговорном процессе, и загадывать об итогах не буду.

- Строительство АЭС в Турции планируется реализовывать по схеме BOO (build own operate), когда победитель тендера строит станцию, инвестирует в строительство, затем получает ее в собственность. Для мировой практики это первый прецедент подобного рода в атомной сфере. Вы сегодня уже видите возможность для более широкого использования этого механизма? Есть аналогичные предложения от других государств?
- По такой же схеме предложений на рынке больше пока нет. Все смотрят, чем закончится тендер в Турции. И если мы выиграем тендер и выйдем на подписание контракта, то
я уверен, что схема эта будет тиражироваться. Она очень интересная.

- Что сейчас происходит на площадке строительства АЭС "Бушер"? Проблемы удалось преодолеть? С поставками оборудования из третьих стран разобрались? Какие-то сроки вы сегодня уже готовы назвать?
- Проблем с оборудованием стало меньше. Мы продолжаем сейчас пуско-наладочные работы, занимаемся интеграцией, и это очень сложный процесс, так что, думаю, говорить о конкретных датах пуска пока рано. Но сроки у нас достаточно сжатые.

- Расскажите, пожалуйста, о болгарском проекте. Как там идут дела? Инвестор - германский RWE, кажется, не слишком торопится начинать финансирование.
- Необходимо понимать, что инвестор, претендующий на 49% в капитале станции, - а это очень большие деньги, - вошел в процесс на определенной стадии, не с самого начала. Он вошел, когда уже практически готов EPC-контракт, когда мы обсудили
с заказчиком почти все его ключевые параметры. Технический проект был передан болгарскому заказчику. Более того, уже произошло достаточно серьезное освоение денег. И RWE, естественно, перед тем как начинать полномасштабное финансирование, планирует полностью прояснить для себя все детали. Мы абсолютно открыты в этом смысле, готовы давать пояснения о логике достигнутых договоренностей, отвечать на любые технические вопросы. И инвестор начинает эти вопросы задавать.
Полностью разобраться в документах по проекту в течение нескольких недель сложно даже такой серьезной компании, как RWE, ведь это очень большой объем, это та работа, которую мы проделали за последние полтора года. Не надо также забывать, что компания немецкая, а в Германии очень серьезное экологическое законодательство. Наша задача - оказать им максимальную помощь. Это вложение очень выгодно в финансовом плане, и безопасно с технологической точки зрения.
- Как идут переговоры по новым проектам в Китае?
- Продолжаем ценовые
переговоры, они идут очень тяжело. Заказчик пытается сравнивать стоимость наших блоков BBЭP-1000 со своими CPR-1000, которые они строят у себя по французской технологии. Однако этой технологии уже несколько десятков лет, референтных блоков в Китае еще нет, они только сооружаются. А мы физически не можем сделать таких скидок. Работать себе в убыток мы не будем.
Конечно, хотелось бы довести переговоры в течение ближайших нескольких месяцев до какого-то логического конца.

- Кроме АЭС с реакторами ВВЭР обсуждается и строительство реактора БН-800 для Китая. Что с этим проектом?
- Готовимся сейчас к предпроектной проработке, в рамках которой необходимо будет выдать основные параметры и выполнить еще ряд работ по заказу Китая. Их перечень сейчас уточняется. Думаю, летом подпишем контракт на предпроектные работы. Отмечу, что мы связываем между собой БН-800 и расширение Тяньваньской АЭС.
Строительство БН-800 - это сложная и перспективная задача, а потому
и интересная. Проект очень нужен Китаю, а в России это направление развито на очень высоком уровне.

АЕЦ Индия
- Расскажите, пожалуйста, о ситуации в Индии, как в части строительства двух блоков АЭС "Куданкулам", так и в части переговоров по новым проектам?
- На первом блоке АЭС "Куданкулам" сейчас практически финальная стадия, начинается этап пуско-наладочных работ. Мы очень хорошо там идем, позитивно взаимодействуем с индийской стороной. Сроки пуска не буду называть, ведь очень многое там зависит от выполнения обязательств не только со стороны нашей компании, но и со стороны индийского заказчика.
По новым проектам, думаю, мы в ближайшее время передадим индийским заказчикам наше технико-экономическое предложение. А дальше предстоит ряд серьезных процедур. Во-первых, технико-экономическое обоснование должно пройти одобрение правительства Индии. Сколько времени займет этот процесс, судить сложно. По нашему внутреннему графику мы планируем в сентябре выйти на контрактное соглашение.

- Вы подписали не так давно меморандум с индийской машиностроительной компанией Larsen & Toubro. Как развивается ваше взаимодействие?
- Сейчас мы смотрим по спецификации, что из нашего объема оборудования можно было бы разместить на индийских предприятиях. Это просто экономически эффективно, потому что иначе получается очень большое транспортное плечо при реализации проектов строительства АЭС для Индии.
Заводы Larsen & Toubro недавно посетила большая команда экспертов из России, в составе которой были не только представители "Атомстройэкспорта", но и отраслевые специалисты. Предприятия производят очень хорошее впечатление. Не зря индийцы уже подписали аналогичные соглашения практически со всеми мировыми лидерами по строительству АЭС. Думаю, что на их базе можно делать достаточно сложное оборудование, чтобы не везти его из России.
Однако детально мы будем обсуждать все эти вопросы на более поздней стадии переговоров с заказчиком, когда будет оговариваться
окончательное разделение поставок в рамках контракта. Потому что Индия предъявляет требование локализации, и чем больше блоков мы строим, тем обширнее оно становится. Мы будем его в необходимом объеме исполнять.
Считаю, что тут может быть два пути распределения обязательств и ответственности. Первый вариант предусматривает, что мы привлечем индийские предприятия в рамках своих контрактных обязательств, и ответственность за качество в таком случае ляжет тоже на нас. Второй вариант - когда мы из своих объемов передаем в объемы индийской стороны поставку определенного оборудования, и они сами, по своим тендерным процедурам, будут выбирать поставщиков. Думаю, что мы будем двигаться тем и другим путем.

- Можете назвать основные страны или регионы, которые для "Атомстройэкспорта" являются приоритетными на ближайшие годы? Каких тендеров ждете, на какие контракты рассчитываете?
- Мы готовы предложить свои услуги любому государству, которое планирует построить АЭС. И во всех тендерах, за редким исключением, мы участвовали, и будем участвовать.
Что касается ближайших перспектив, то очень хочет построить два блока, например, Беларусь. Уже известны предварительные сроки объявления тендера во Вьетнаме. Принято решение по строительству станции в Армении, и они недавно выбрали управляющую компанию. Ситуация с Украиной, которая рассчитывает достроить два блока, рано или поздно, думаю, тоже сдвинется с места.
Из самых ближайших тендеров, это, понятно, - Турция. Еще будет финский тендер на площадке "Ловииза", где уже стоят наши блоки. Его организатором выступит концерн Fortum, и мы ведем уже там предварительные переговоры. Планируются конкурсы в Словакии и Чехии. В какой конфигурации мы там будем участвовать, сейчас решается. Но участвовать каким-то образом будем обязательно.

- По Украине какие-то переговоры сейчас идут? В чем основная сложность?
- Сейчас мы договариваемся о конфигурации сотрудничества. Ну и естественно стоит вопрос финансирования.
Понимания об источниках инвестиций пока нет.

- Когда может быть объявлен тендер в Финляндии?
- Мы ожидаем, что это будет в 2010-2011 годах. Уже готовимся к нему. Там тоже планируется не совсем простая конфигурация: станция должна располагать возможностью подачи тепла на коммунальные нужды. Четкого графика пока нет.

- Вы упомянули о тендерах на европейском рынке. Участие в этих конкурсах может быть как-то увязано с сотрудничеством "Росатома" и Siemens? "Атомстройэкспорт" принимает участие в переговорах по формату такого взаимодействия?
- Думаю, что без "Атомстройэкспорта" здесь так или иначе не обойдется ни на договорном уровне, ни на уровне реализации совместных проектов. Однако до тех пор, пока СП с Siemens не создано, мы не имеем права терять рынок. Мы должны там присутствовать, участвовать в тендерах. Затем появится Siemens, и я уверен, что "Росатом" выработает
некие приемлемые для всех правила игры.

- У вас есть еще совместный проект с "Казатомпромом" по строительству блока АЭС на 300 МВт. По нему были, кажется, какие-то трудности, а как сейчас обстоят дела? И в этой связи в целом как вы оцениваете перспективы рынка АЭС средней мощности?
- В Казахстане у нас СП, участником которого является "Атомстройэкспорт". Там были определенные проблемы, но в том, что проект все равно состоится, я практически уверен. Казахстан в этой станции очень заинтересован. К тому же проект интересный, очень красивый, простой и относительно недорогой.
Насчет мировой перспективы АЭС средней мощности - она есть и очень неплохая. Существует много стран, которые хотели бы построить АЭС, но у них, например, из-за существующих сетевых ограничений, не проходит станция с блоками на 1000 МВт. Не всем странам нужна такая мощность. То, что этого сегмента рынка пока нет, объясняется отсутствием не спроса, а предложения.
Мы в данном направлении двигаемся, но чтобы получить возможность широко предлагать такие блоки, нужно получить референтный проект, например, в Казахстане. Этим сейчас и занимается "Атомстройэкспорт" совместно с казахстанской стороной.

- Как вы считаете, может это СП в будущем стать самостоятельным игроком на мировом рынке?
- Казахстан, безусловно, хочет разобраться с технологией. А вот насколько мы вместе с нашими казахстанскими партнерами сможем выйти на мировой рынок, думаю, покажет время. Для того чтобы наше СП стало самостоятельным игроком на мировом рынке, у компании должны быть определенные компетенции, опыт. Не скрою, это интересная и амбициозная задача.
В России есть еще хороший проект АЭС с энергоблоком мощностью 640 МВт, неоправданно невостребованный сегодня. Хотя проект очень удачный и с технической, и с экономической точек зрения.

- "Атомстройэкспорт" свое присутствие в традиционной энергетике планирует расширять?
- Все-таки главное для нас - это атомное строительство. Направление традиционной энергетики возникло, во-первых, потому что появился некий вакуум на этом рынке внутри России. Во-вторых, у нас появилась возможность участвовать в подобных проектах. И мы будем продолжать работать по этому направлению.

- Ранее сообщалось о переговорах с "РусАлом" по ряду проектов строительства АЭС внутри РФ. Сейчас это еще актуально?
- Не готов комментировать этот вопрос, потому что сам в переговорах не участвовал. Когда я возглавил компанию, переговоры уже прекратились.

- По проекту строительства Балтийской АЭС есть какие-то изменения?
- Там идет предпроектная подготовка, исследование площадки. Причем, эту стадию можно пройти достаточно быстро. Другой вопрос - когда мы выйдем на заключение договора. Это зависит, в частности, от принятия решения по финансированию.
Нет никаких сомнений,
что проект интересен всем соседним странам с экономической точки зрения. Как двигаются переговоры "Интер РАО" с инвесторами - не могу сказать. Там, правда, есть еще определенные технологические вопросы, в том числе по сетям, и к ним нужно серьезно подойти, прежде чем привлекать партнера.

Юлия Гилева

АЭС «Куданкулам» (два энергоблока с ВВЭР-1000) сооружается на юге Индии в рамках выполнения Межгосударственного Соглашения от 20.11.1988 и Дополнения к нему от 21.06.1998. Заказчик – Корпорация по атомной энергии Индии (ИКАЭЛ).
Первая группа российских специалистов приступила к работе на площадке строительства АЭС в октябре 2002 года. В соответствии с контрактом, в объем обязательств ЗАО «Атомстройэкспорт» входит разработка рабочей, пусконаладочной и эксплуатационной документации; авторский надзор за строительством зданий и сооружений АЭС; поставка оборудования и материалов из России и третьих стран; техническая поддержка при монтаже и вводе в эксплуатацию АЭС; подготовка эксплуатационного и обслуживающего персонала ИКАЭЛ в России.

О ПРОЕКТE
Проект «АЭС-92», применяемый на АЭС «Куданкулам», разработан институтом «Атомэнергопроект» (Москва) на базе серийных энергоблоков, которые длительное время эксплуатируются в России и странах Восточной Европы. Главная особенность проекта – применение усовершенствованного оборудования и внедрение дополнительных пассивных систем безопасности в сочетании с активными традиционными системами, что повышает надежность станции.
Качественное повышение уровня безопасности АЭС «Куданкулам» достигается за счет максимального использования пассивных средств обеспечения безопасности, как одного из наиболее эффективных решений, за счет упрощения систем нормальной эксплуатации и за счет использования апробированных конструкторских и технологических решений реакторных установок ВВЭР-440 и ВВЭР-1000.
Компоновка главного корпуса обеспечивает минимальную протяженность коммуникаций и высокую надежность функций нормальной эксплуатации и функций безопасности. Реакторная установка находится в двойном контайнменте, который предотвращает выход радиоактивности в окружающую среду и защищает реакторную установку от внешних воздействий. Предусматривается защита от природных и техногенных внешних воздействий, таких как землетрясение 7 баллов по шкале MSK-64, торнадо, ураган, взрывная волна с давлением на фронте до 30 кПа, падение самолета и т.д.
ХОД РАБОТ
На АЭС «Куданкулам» построены все здания и сооружения, проведены коммуникации, смонтировано основное оборудование. Начались промывочные и пусконаладочные операции

АЕЦ Иран

http://www.humanevents.com/article.php?id=38622МАЛКО ПОВЕЧЕ ИНФОРМАЦИЯ ПО ЯДРЕНИЯ КОНФЛИКТ В РАЙОНА

Is Iran’s Day Of Reckoning Within Sight?
by James Zumwalt – http://www.jgzumwalt.com/
Interestingly, there was a time—after Tehran’s mad extremist clerics came to power—that Middle East foes Iran and Israel found themselves sharing a rare common goal: the elimination of a regional nuclear weapons threat.
Today, as Israel is down to its last option in preventing Iran from acquiring such a capability, it is ironic almost 30 years ago it was Iran facing the same option. Some of the factors that came into play in eliminating the threat back then are again in play today for an Iran whose day of reckoning may well be at hand.
In the late 1970s, Iraq’s Saddam Hussein embarked upon a nuclear weapons program—a major concern for neighboring Iran’s shah. Although the 1979 Islamic Revolution removed the shah from power, it remained a concern for his replacement—the fanatical religious leader Ayatollah Ruhollah Khomeini. While conducting brutal purges of his own people reminiscent of the French revolution almost two centuries earlier, Khomeini still kept a watchful eye on Iraq’s nuclear program at Osirak. A watchful Israeli eye also monitored progress on the building of the nuclear reactor there.
By September 1980, Saddam’s nuclear reactor was not operational, as it had not yet been loaded with nuclear fuel. The timing as to when this would happen was critical to Israel as bombing an operational nuclear reactor generated concerns about exposing the local civilian population to radiation.
Israel had reason to be worried about Iraq’s nuclear weapons program. Just like the threat it would receive decades later from Iranian President Mahmoud Ahmadinejad to “wipe Israel off the map,” a similar threat was voiced by Saddam on his march to acquire nuclear weapons. In an effort perhaps geared to placate those Arabs living in Israel and Palestine who might also fall victim to any Iraqi nuke attack against Israel, Hussein threatened only to “burn up half of Israel,” as if suggesting nuclear weapons could discern between Jews and Muslims.
As concerns mounted in both Iran and Israel over the Iraqi nuclear threat, Saddam provided Iran with the first opportunity to attack Osirak by launching a surprise invasion of the country on September 22, 1980, starting an eight-year war. Eight days later, as Saddam had “cleverly” withdrawn many of his air assets from Iraq and re-located them to Saudi Arabia, Iran saw its chance to take out the nuclear facility. An air attack was launched—but failed. As the Iran-Iraq war evolved into “trench warfare,” Iran—still unable to destroy the Osirak facility—left the task to its other regional enemy—Israel—to do so.
On June 7, 1981, believing the loading of nuclear fuel into the Osirak reactor was imminent, Israel launched its attack. Eight aircraft participated in the operation and, not unlike the Jimmy Doolittle Raid over Tokyo during World War II, many pilots expected not to return. The strike successfully destroyed the facility, derailing Saddam’s attempt to field a nuclear weapon.
Remarkably, all eight Israeli aircraft returned home safely. (One of the pilots, Ilam Ramon, went on to become Israel’s first astronaut, tragically dying 22 years later in the ill-fated Space Shuttle Columbia disaster.)
For courageously going where no one else would in taking decisive military action against Iraq and denying a rogue leader a nuclear weapons arsenal, Israel was condemned by many member states of the United Nations, including the U.S. But Israel’s actions ensured regional stability for the remainder of the 20th Century.
However, the end of one millennium and beginning of another would witness the start-up of an effort by Iran to clandestinely develop its own nuclear weapons. As the U.S. attempted to curry favor with Iranian moderate Presidents Hashemi Rafsanjani (1989-1997) and Mohammad Khatami (1997-2005), little did it realize the terms of these two “moderates” were being used to start up Iran’s nuclear weapons and missile delivery programs. Rafsanjani appeared on “60 Minutes” to tell America Iran had no nuclear program and he hated such weapons while he was actually instructing the Islamic Revolutionary Guard Corps (now in charge of the nuclear program) to develop them.
Four years after leaving office, Rajsanjani—knowing Iran’s nuclear program was in full swing—made a statement that only made sense years later after Tehran’s secret nuclear weapons program was discovered. The former president suggested Iran could destroy all of Israel with one bomb while Israel could respond only by causing some damage to the Islamic world.
In the high stakes nuclear poker game going on in the region in June 1981, Saudi Arabia played both sides of the fence. While giving Saddam permission to protect his air force by flying it to Saudi Arabia after launching the September surprise attack against Iran, Riyadh had given Israel permission to use its airspace to attack Osirak. So too did Jordan—with the permission of both these countries vital to the success of the Israeli strike. Saddam’s vision of a nuclear-armed Iraq apparently blinded him to the mounting opposition against his doing so.
As Iran continues to ignore calls by the international community to terminate its nuclear weapons program, Israel’s options are down to the military one. In a repeat of its successful 1981 Osirak attack, Israel appears already to have worked out overflight rights with Arab countries opposed to a nuclear-armed Iran. Of course, Israel’s formula for a successful strike this time will be much more complex: Osirak involved a single, above-ground target while a strike against Iran will involve numerous targets hidden deep underground.
In its decision to attack Osirak, Israel’s self-imposed deadline for launch was prior to nuclear fuel being loaded into its reactor. The nuclear fuel for Iran’s reactor at Bushehr is being provided by Russia. Moscow has announced the loading process will begin “before the end of August.” If Israel has identified the loading process as the same triggering event, Iran’s Day of Reckoning is within sight.
The decision has probably already been made as to whether Israel will opt to conduct a limited attack against Bushehr alone or go after as many other targets as possible. The benefit of a limited Bushehr strike is that the facility can easily be accessed and targeted either by Israeli air or sea assets. The facility there is above ground and situated very close to Iran’s West Coast. In fact, the Bushehr facility’s location is such that, even if Israel opted to strike it after it became operational, civilian casualties from fallout would be limited due to the prevailing winds.
The issue to be decided by Israel is whether a limited Bushehr strike would effectively deter the Iranians from continuing on with their nuclear program or simply cause them to expedite it. If the latter, Israel would opt for a much broader attack against all known Iranian nuclear assets. This would leave a final decision then—whether to conduct a major conventional attack or to rely on another extraordinary means—such as an EMP (electromagnetic pulse) weapon, which Israel possesses. This weapon involves generating a nuclear air burst that would create an EMP wave which would then knock out Iran’s main electrical grid systems, while limiting the loss of life. The risk is that it is an uncontrolled burst so that, depending on the altitude, the damage caused on the ground could go beyond Iran’s borders.
Clearly Iran has learned from Israel’s successful Osirak operation to spread out its nuclear facilities, placing many underground. But there is one thing Tehran has failed to fully grasp as it continues to ignore calls by the UN to stand down its nuclear weapons program. Iran will learn, too late, when the attack against its nuclear facilities comes, that Israel will conduct the attack in trademark fashion: It will totally surprise Tehran, successfully crippling the desire of the Iranian technocrats to launch a first-strike nuclear attack against Israel.

James Zumwalt, a Marine veteran of the Vietnam and Gulf wars who writes often on national security and defense issues, is the author of "Bare Feet, Iron Will: Stories from the Other Side of Vietnam's Battlefields" (found at: www.jgzumwalt.com).

http://en.wikipedia.org/wiki/Osirak
- повече информация по темата


Няма коментари: